MAMY BLUE

Дмитрий Болидос
Автор
Дмитрий Болидос
Изображение: 
	
¡иɯʎdʞ ин ʞɐʞ 'ɐнɔɐdʞǝdu qнεиЖ
Lady Death
Горящий синим пламенем абсент, искрящий белым золотом браслет с узорчатой арабской гравировкой. Исполненный духовности пред «скверною искусства», в безмерно «оскорблённых религиозных чувствах» ― забредший питекантроп в театр с монтировкой. На боевом ракетном взводе арбалет, к атаке кобры изготовленный стилет и пистолет, смотрящий оком Смерти. Насквозь прошитая сорвавшейся сосулею бабуля. И как в кино про гангстеров, где всё решает пуля ― обстрелянный из чёрной «Мазды» белый «Мазерати». Так романтично прерванный оральный акт любви! ― два православных тела по уши в крови, и по уши в дерьме от страха ― вылетевший Эрос. И так стоймя и дыбился окоченевший член: Смерть тоже была женщина, не чуждая измен другим своим любовникам (уже с приставкой «экс»). И приглушив абсентом свой недавний стресс, и возлетев на купол церкви и воссев на крест, предался Эрос философским размышленьям: вот есть он ― чувак, «влекущий к жизни»¹, и она... кто просто есть факт Абсолютной Истины, кто, собственно, тот самый свет и есть в конце туннеля... ― Ну здравствуй, милый мой Эрот! ― сама пред ним явилась Морт не пойми... вообще откуда в белой шубке. На крест повесив ридикюль и пудря носик, «Mamy Blue» в прононс мурлыча, полируя блеском губки. ― Уж не скучаешь ли, мой друг? Аль печаль кака, недуг? Ты энто брось, мой пупсик. Жизнь, поверь, прекрасна! Да и тебе ли, блин, хандрить, влекущий к жизни наш, едрить? Не сношай ты себе голову напрасно. ― Дык, мадам, намедни ж вы меня попачкали в крови, никто иной! А щас дык муси-пуси? Теперь, прикиньте, у меня... как её... д-и-с-ф-у-н-к-ц-и-я! Э-р-е-к-т-и-л-ь-н-а-я!! А вы мне тут «мой пупсик»?? ― Ой ну ладно, не сердись, о мой герой! То лишь каприз, лишь каприз то был у девушки минутный и... так замучал её стыд! Эректильный наш, ёптыть... За всё ответит дэушка в день судный. Ах, сударь, скучно стало жить... И захотелось по-девичьи, уж простите, пошалить. А жизнь прекрасна! И недуг ваш ― не саркома, не альцгеймер... То пустяк ― i’ll teach you how to fuck! Начнём с азов ― и всё вернётся в норму. ― Признаться, это моветон. У вас нарушился ваш фон, мадам? Ну тот, который гормональный? Зачем же выставлять смешным нас перед родом-то людским ― нас, влекущих к жизни, натурально?! У людей сейчас и так не секс по факту ― only fuck, и вместо самой жизни ― fuck кромешный: вечный и сплошной один чрезвычайный карантин! Ни цветов, ни тёплых слов, ни поцелуев нежных... Видно, скучно вам совсем стало, леди, по весне без глобальных пандемий да эпидемий. Пусть я один лишь из богов, не вам чета, но я ― ЛЮБОВЬ, я есть любовь! И я причина всех деторождений. А вы ― причина лишь для слёз и ужаса, мадам Некроз. К о р о н а в и р у с ― нынче вам забава. Согласен, homo ещё тот, конечно, бескопытный скот, но... встречаются и люди среди стада. Вы неразборчивы, мадам. Что свинья, что гений вам, что какое-нибудь чмо ― что Хворостовский... Но почему-то только чмо в меньшем вкусе. Почему поэт милей вам, нежели, м-бля, свинопас кремлёвский? Иль чем не мил вам патриарх, скажем? Слишком бородат? Зато, пардон, в каком госстатусе сей клоун! А сколь не беден сей монах ― что твой саудовский монарх! Ну чем не партия, мадам? Show must go on! ― Да-ты-што! Да был сто лет нужен мне его бюджет, я девушка, ты знаешь, без претензий ― не меркантильна и скромна. И прав ты: действует весна на гормональный фон... Весна ― пора депрессий. Но ты... ротик-то, Эротик мой ебливенький, прикрой. У дэушки ― дэпрессссия! Не булькай, пупсик мой. Не умничай. И одарил бы лучше дэушку, блин, лаской. «Не подавлять желания» ― рекомендует Фрейд. Психоанализ в действии, как думаешь, my friend? Вот и я, хм, думаю: кому ж тут строить глазки? Кто тут типа бох любви, пх, голой жопой крест осквернившем в святотатстве? А у мадам депрес- сия, и доктор прописал ей секс три раза в сутки... хм, такой был милый мужичок, эндокринолог тот... Так чё, ты бох любви али пархатый Проституткин? ― Дык я ж ничё, но у меня, пардон, мадам ― д-и-с-ф-у-н-к-ц-и-я, если вы уже вдруг в грёзах подзабыли. Я пережил улётный стресс ― кака уж тут любоff и секс... Да вы ж мою карьеру всю ― на корню сгубили! ― Ну-ну-ну, ты энто брось да подотри античный нос ― всё наладится, всё будет бюги-вюги! Ну-с, а мне пора, увы. В Кремль. Орден от главы государства принимать, хм... «За заслуги». Так что бывай, влекущий наш к духовной жизни, понимаш ― и будет людям щастье на планете! Я тоже всех людей люблю ― и мне пора. О mamy blue, о mamy, mamy... будет щастье на планете! Ах, память девичья... ведь чуть не позабыла лобызнуть святой-то крест, я ж типа тоже ― христианка: дай, хосподь, всем долгих лет, здоровья, щастья! Президент нас ожидает с большим орденом, однако... А день был сер, уныл и хмур. И в одиночестве Амур остался вновь, ломая свои стрелы и набубняя «Mamy Blue»... Тусил близ храма редкий люд в смешных тряпочках на лицах ― полных веры! Великий тактик, теоретик и стратег, «влекущий к жизни», молвил: ― Тэээк... не, не иначе ― это заговор евреев! И также чмокнув на прощанье ржавый крест и осенив себя им, Эрос наш исчез, мучимый православной диареей... А город был пустын и тих ― город фыркал в заперти мирового карантина в «пандемии». Георгиевский зал. Банкет. Сцена. В белой шубке Дэт пела: «Mamy blue, о mamy, mamy...»
Примечания для читателей: 

¹ Влечение к жизни – понятие психоанализа, обозначаемое также термином «эрос».

Год написания произведения (указанный Автором или редактором) : 
2020
Голосование за стих: 
Стих понравился
Стих не понравился

Баллы: 2

Вы поставили +