РОЖДЕСТВЕНСКИЙ НОКТЮРН

Дмитрий Болидос
Автор
Дмитрий Болидос
Изображение: 
	
1 Пурга утихала, мукой оседая над Градом. Пурга издыхала и ночь, уколовшись звездой, порезалась месяцем над Мариинским театром с чёрным каналом с вмёрзшею в камни водой. И шли вдоль канала три странных субъекта безмолвных, ввергая в смятение редкий прогулочный люд на поводках у своих четвероногих... В сторону Мойки шли трое сквозь снежную муть. И в схожести черт с «мертвецом» на поверхности Марса, в фосфоресцидном свечении рта и глазниц плавно плыла над каналом Посмертная маска с льдинкой застывшей слезы, не скатившейся ниц. Мигал голубыми огнями на площади белой некий паукоподобный в антеннах объект, и в диадеме с колье в наготе очумелой ― леди «from porno» сходила по трапу на снег. О, эти формы и профиль античной гетеры в валенках с гуманитарной эмблемой ООН, блещущий жалом над выбритым «гротом Венеры», щель входа клешнями замкнувший дугой скорпион. И этот сапфиристо-инестый взор незнакомки... А встречно ей брёл спотыкаясь, с лицом в синяках, странный прохожий с ошейным обрывком верёвки и пьянобормотною дрожью стихов на устах. И под руку вместе пошли они сумраком снежным, мимо дворцов и мостов вдоль замёрзшей реки ― странною парочкой шли променадом неспешным, и он ей читал про родные берёзы стихи. Так тихо и снежно и пусто... и мертвенно тускло светил полумесяц, на рог наколовши звезду. И ручки раскинув и снегом присыпанный густо, младенчик лежал на пустом Краснофлотском мосту. Редкие окна желтели в намёрзших узорах. И твердью морозной, гремя якорями о борт, под флагом «Весёлого Роджера» крейсер «Аврора» к иным берегам уходил в свой последний поход... И ночь возжигала портьерного Сумрака свечи, в сумраке смыслов отбрасывая тени слов с пера на пергамент в парах имбиря... «Добрый вечер!» ― промолвят вошедшие Блок, Мандельштам, Гумилёв... 2 Любуясь на лучистую звезду, стояли двое под её сияньем, целуясь в испаряемых дыханьях на льдистом Поцелуевом мосту, ловя губами снежный вкус любви в Рождественской феерии снежинок, и в хороводах бабочки кружили, и пели в снежных елях соловьи хасидские мотивы Иудеи, и шли с дарами царскими волхвы ― к Николе¹ поклониться колыбели. И очарованный таинственной звездой, шёл Дед Мороз с посеребрённой бородой с мешком волшебных леденцов и карамели. Разблёскивала ёлка огоньки, неоновыми бусами сверкая, и сожранным Болидосом икая ― дрых под мостом в сугробе князь тайги. Мороз крепчал. И лопались гирлянды в проводах, и лопались ― взрывались! ― в головах сосуды, и с песнями геройски гибли соловьи в ветвях. Улица. Январь. Музей... Инфаркты и инсульты. А двое ― целовались на морозе, кагор любви смакуя на губах, и алели в их руках ― из Элизиума розы! И любовались, любовались на лучистую звезду, с песенкой покачиваясь лёжа на снегу, подпитый Дедушка Мороз и Снегурь в наркозе: «Silent night, holy night... Twinkle, twinkle, little star!»²
Примечания для читателей: 

¹ Никольский собор в Петербурге.
² «Тихая ночь, святая ночь... Гори, гори же, звёздочка!» (англ.).

Иллюстрация: место пересечения Крюкова канала и реки Мойки в СПб.
На ближнем плане Краснофлотский мост, место гибели великого поэта,
на дальнем – Поцелуев м. и купол Исаакия в перспективе набережной.

С благодарностью Елене – за помощь и терпение в фотооформлении.

Год написания произведения (указанный Автором или редактором) : 
2021
Ennio Morricone
Форма стиха: 
Голосование за стих: 
Стих понравился
Стих не понравился

Баллы: 2

Вы поставили +